Ирина (irina_maria) wrote,
Ирина
irina_maria

Драка.

Решила все-таки написать про воскресное событие, выбившее меня из колеи. Работа над ошибками скромная такая.

Итак, в воскресенье утром я села на "Кунцевской" в вагон метро. Вагон был полупустой, мест - навалом. За мной зашел еще некий товарищ в возрасте (далее - Старик, Ст.), прошел в конец вагона и сначала пнул лежавшего там на сиденье то ли бомжа, то ли просто алкаша (пнул, естественно, не молча, но опустим ругательства, ибо "нецензурной брани", как позже было официально определено, в словах "обоссался, обосрался" нет). Потом Ст. прошел к центру вагона (мимо меня) и подошел к сиденью, на котором сидела молодая девушка. Я в этот момент опустила глаза в книжку (мне уже было не по себе: я чувствовала агрессию и не хотела нарваться). Услышала звук удара (как пощечина), подняла глаза - девушка (Д.) стоит, держась за красную щеку, Ст. ругается, вокруг тут же сбежались другие пассажиры вагона, а мужчина (М.), сидевший до этого напротив меня, уже рванул к Ст., схватил его за руки и кричит: "Ты что делаешь?!" Ст. ругается, что-то про "расселась тут, 3 сиденья занимает" и вырывается, завязывается драка. Я бросаюсь к кнопке экстренного вызова машиниста, сообщаю о драке (мы пока едем). Драка прекращается. М. отпускает Ст., тот сидит, сплевывает кровь. М. возвращается на свое место, у него на лбу кровь (вероятно Ст., потому что видимых ран нет). Я трясущимися руками вытаскиваю салфетки, предлагаю М. вытереть кровь, краем глаза вижу, что Ст. неторопливо поднимается, идет к нам. И бросается на М. Тут как раз поезд останавливается на "Славянском бульваре". Я вылетаю из вагона, несусь к дежурной по станции, требую милицию и т.д. Поезд стоит несколько секунд, закрывает двери и уезжает. На станции участников конфликта нет. Со мной только одна девушка, которая тоже была в вагоне. Садимся на следующий поезд, когда он подъезжает к следующей после "Славянского бульвара" станции ("Парк Победы"), слышу на платформе знакомый голос Ст., который вещает, что он Д. и пальцем не тронул, а ему зуб выбили. Выскакиваю из вагона с криком: "Все не так было!" - меня, блин, как всегда, понесло спасать мировую справедливость. В результате, как всегда, только хуже сделала. На платформе 2 милиционера (для краткости - мента, без оскорбительного подтекста; про полицию - мне пофиг, как официально), Д., Ст., 2 парня из вагона, я и девушка-свидетельница. М., защищавшего девушку, нет.  У Д. красная щека и красный глаз весь в полопавшихся сосудиках. Ст., увидев меня, начинает наезжать, что я вообще из другого поезда, он меня не видел и вообще меня там не было. Меня трясет и несет, я ввязываюсь по полной. Ст. агрессивен, вырывается, его сначала сковывают наручниками, потом отпускают. Я его панически боюсь, потому что он, на мой взгляд, неадекватен и от ярости может просто пнуть кого-нибудь из нас под поезд (мы на самом краю платформы) или сделать еще что-то для выброса агрессии. Нас просят дать свидетельские показания и ведут в комнату милиции на станции (не знаю, как она называется). Ст. сажают за решетку, мне становится немного легче, но я все еще опасаюсь, что он начнет плеватья, бросаться на прутья или вопить. Но нет - до самого конца он сидит тихо, как мышка. И не подумаешь, что он бросался на людей. Очень разумное поведение, если считать его просто "психическим".

У всех свидетелей, кроме меня, оказываются важные срочные дела - все студенты, все ехали на учебу. Их данные записывают и отпускают (показаний они никаких не оставляют). Остаюсь одна я из свидетелей, меня просят написать объяснительную или как там это называется, я соглашаюсь (у меня цель поездки была не настолько критичной, по сравнению с вкладом в мировую справедливость). Мы с ментами ждем приезда опергруппы. Я пишу объяснительную. Опергруппа приезжает больше, чем через час! Причем едут они с той же ветки, станций через 6. Объяснительную мою, как выясняется, надо переписать полностью. Оперативник (никто не представляется) начинает писать сам, задавая мне вопросы. В результате все сводится к тому, что удара, которой нанес Ст. Д., я не видела, что между Ст. и М. была не драка, а борьба (потому что драка - это нанесение ударов, а я, утверждая, что они наносили друг другу удары, не могу сказать, кто первый нанес удар, сколько ударов кто кому нанес и т.д. - значит, ударов я не видела, значит, это была не драка, а борьба). Все мои "звук удара", "Д. отскочила", "бросился" и т.п. превращаются в "глухой звук", "Д. отошла", "направился к". Не драка, а марлезонский балет с взаимным раскланиванием. Дело предстает с другой стороны: как ударил девушку Ст., я не видела, драки не было, а Ст. неизвестный выбил зуб и свалил. А все почему? Я, блин, идиотка, не умею врать, и если я действительно не видела самого удара, я не могу сказать, что видела. И если во время драки спина М. закрывала мне от обзора Ст., то я не могу с уверенностью сказать, наносил ли он удары М. и сколько их было. Идиотка!!! Из разговоров ментов делаю вывод, что остальные свидетели вряд ли появятся еще раз: один оказался несовершеннолетним и должен явиться с родителями (вы верите, что они пойдут и не будут все отрицать?), у второго - явно липовая регистрация, про девушку-свидетельницу не знаю. Д. везут на мед. освидетельствование через более чем 2 часа (!) - что они там найдут? Сотрясения не было, краснота и отек почти прошли. Кстати, Д. тоже оказалась несовершеннолетней, а Ст. - 1942 года, с корочкой ФСБ РФ ветерана военных действий (но точно могу сказать, что менты никаких реверенасов перед ним после обнаружения этой корочки не делали и никакого выгораживания "своих" не наблюдалось).
Показания мои записывают и переписывают начисто (без помарок) почти час! Мент долго и упорно выясняет, в какой по счету вагон я села, в какую дверь вошла, как я сидела относительно "рабочей двери" - слева или справа (на "Кунцевской", где соединяются 2 ветки, как на "Китай-городе", например, так просто не сориентируешься). Я предлагаю нарисовать картинку, чтобы показать, кто из участников конфликта где сидел и как перемещался относительно меня. Картинку рисую, но в показаниях все равно нужна та ересь про дверь вагона и т.д. Выяснению только этого вопроса мы посветили минут 15! Вообще сложилось ощущение, что торопиться ментам некуда - все очень неторопливо, просто до скрежета зубовного.

Итого: из дежурки я вышла через 2 часа. Пользы принесла - 0. Как мне потом деликатно сказал один товарищ (сисадмин, сидевший за компом в парикмахерской, куда я собственно и ехала изначально, и, конечно, я туда звонила и просила подождать, поэтому когда доехала, естественно, меня расспрашивали в подробностях), так вот он сказал вполне разумную вещь: нужно было настаивать на своих показаниях, даже врать, что видела удары. А я, как всегда, полезла, устроила бурю в стакане воды и все. Начала за здравие, кончила за упокой. Короче - не делайте, как я.
Tags: мое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments